Связь времен

Главная ] Вверх ]


Кремлёвское дело
Свод понятийных уложений
Легендарный Евграфыч
Охотник за маньяками
Как обезвредили «Вирус»
«Рыбное дело»
Законники с большой дороги
От милиции к полиции
Мистика питерских «Крестов»
Ограбление всея Руси
Все жульем поросло
Детектор лжи
Дело о краже императорских указов
Фискал социализма
Три пули для Отари
Особые условия службы дворников
Как встретил смерть товарищ Нетте
Великий уравнитель: Сэмюэл Кольт
Изгонявшие дьявола
"Прокурор ему и помироволил"
Черные мессы времен Луи XIV
"Ставили поддельную маркировку"
Гений современной купюры
Держи вора
Дело цыганского барона
Цех фальшивых монет
Украинские кардеры
"С поручением ЧК..."
Дело о советских наркокартелях
Нечистая сила
Дело о преступлениях почты
Подлинная история Спрута
Честь превыше прибыли
Комбинаторы сталинской эпохи
Дело о сыщиках-экстрасенсах
Реальная история Остапа Бендера
Хлеб наш поддельный
Из истории фальшивомонетничества
Девять жизней двуликого Януса
Прототипы «комбинатора»
Шестерка, ставшая тузом
Дело о самозваном начальнике
Ловцы первой гильдии
Купюра с достоинством
Дело о хитрых казнокрадах
Факультет карманной тяги
"Кукла" из клада
Дело о великой краже пенсий
Обвиняются обвинители
Столпы позора
А был ли посох?
Мистика фашизма
Оккультные святилища Гиммлера
Дело о милицейских осведомителях
Дело насильника-рекордсмена
Защитник в Отечестве
От корзины до пакета
Охотник за бриллиантами
Мурка из МУРа
Знаменитые мистификации
Гениальный Рыков
Как убивали МВД
Дело по продуктовым карточкам
Сонька-золотая ручка
Проклятие фараона
Теория разбитых окон
Сорвать куш и прогореть
Царедворцы-фальшивомонетчики
Создатели древностей
Воровские специализации
Воры гнезда Петрова
Филиппов суд
Художник от купюр
Тюрьма и кормилица
Всю жизнь игра
Взятка на тот свет
Не расстреливать без санкции ЦК
Табель о взятках
Где золото из Казани?..
Кто «заказал» Маневича
Вайсман, сын л-та Шмидта
"Изобильные Матерные щедроты"
"Червонные валеты" идут ва-банк
Профессия шулер
Иван да Мафия
Фальшивая тиара Сайтоферна
Мудрость волхвов
Великий Скок
Разбойник Ванька Каин
Мадам с головой министра
Уголовное дело в письмах
Америка: история афёр
Аферы пирамидального типа
Пропавшая скрипка
Секир-башка
Он кровью умыл Одессу
Всё дело в бляхе
Русский блуд
Посрамление мага
"Рукопротяжный" бизнес
Факты укрытия преступлений...
В поисках налогового рая
Правда и мифы о Мишке Япончике
Учитель танцев
Феноменальный лжец
Мария, Машка, Мурка
Спор генералов
Рейтинг мошенников мира
Конец обер-фискала
Нострадамус,великий предсказатель
Маёр КГБ
Фундаментальное надувательство
Наследие скопцов
Преступность, которую не потеряли
Копье Власти
Тайна "Марии Целесты"
Молчание грешников
Найти клад
Бандит Ленька Пантелеев
Призрак налётчиков
Ленин: тайна сверхчеловека
Грешный мир Москвы
Феномен Юрия Горного
Рекс. Рассказ вертухая
Из истории штраф- и дисбатов
Француз из Ровно
Мошенник № 1
Ремесло окаянное
Легенда о "Великом изверге"
Казино
Подручный августейшего вора
Xакер № 1
История корнета Савина
Высший класс
Король экспертов, эксперт королей
Глупости особо крупных размеров
Жертвы искусства
Наличное дело каждого
Из истории игральных карт
Калиостро в России
Фальсификация истории искусства
Чудовища из тьмы
Три века российской проституции
Криминальные таланты
Цветочная лихорадка


Простую в использовании программу компас 3d скачать вы сможете бесплатно у нас

Подручный августейшего вора

...Казанова, Сен-Жермен, шевалье д'Эон... Имена этих международных авантюристов из стран Западной Европы общеизвестны. А вот представить в этой роли русского человека долгие годы было сложновато. Теперь, правда, уже не то, а в прошлом казалось, то ли неповоротливые мы какие-то были или недостаточно артистичные. И все же были, оказывается, и в прошлом мошенники и искатели приключений мирового масштаба из наших соотечественников. Один из них -- корнет Савин.

Дело было в годы царствования императора Александра Третьего — Миротворца. Из спальни великой княгини Александры Иосифовны в Мраморном дворце были похищены золотые и серебряные, украшенные драгоценными камнями ризы икон. Полиция и жандармерия Санкт-Петербурга, что называется, «стояли на ушах», И вскоре виновник кражи был обнаружен. Им оказался адъютант великого князя Николая Константиновича (сына потерпевшей) корнет лейб-гвардии Гродненского гусарского полка Савин.

На допросе Савин во всем сознался. Более того, он сообщил, что заложил драгоценности на кругленькую сумму в полмиллиона рублей. Похищенное было изъято. А арестованный тем временем жаждал облегчить свою душу новыми подробностями содеянного. А они были таковы, что перо полицейского писаря, заполнявшего протокол допроса, застыло в воздухе. Оказалось, что корнет действовал не по своей инициативе, а был лишь послушным исполнителем воли великого князя. Вырученные за драгоценные ризы деньги Савин отдал Николаю Константиновичу. Члену августейшего семейства тогда вдруг срочно потребовалась наличность, чтобы ублажить некую английскую танцовщицу...

Расследование того более чем деликатного дела велось в строжайшей тайне. Однако скандальные подробности все же просочились сквозь стены служебных кабинетов и стали достоянием всего Петербурга. Нужно было срочно замять скандал. Великого князя Николая Константиновича объявили душевнобольным и выслали «для лечения» в Ташкент, где он через несколько лет и умер. Что же касается корнета Савина, то его выгнали из полка и предложили как можно скорее и как можно дальше убираться из России.

Господин из Сан-Франциско

Вскоре корнет вынырнул в Париже. В ореоле политэмигранта. На какое-то время он купался в лучах славы: его имя украшало первые полосы газет. В многочисленных интервью Савин делился подробностями той скандальной дворцовой кражи и заявлял, что деньги понадобились князю отнюдь не для удовлетворения прихотей капризной танцовщицы, а исключительно для целей возвышенных и благородных — на дело революции. И даже более того — из откровений корнета следовало, что будто бы сам великий князь являлся членом какой-то революционной партии.

Но век сенсации недолог, и вскоре вокруг Савина стало сжиматься кольцо кредиторов. Спасаясь от них, он рванул в Америку, появившись в Сан-Франциско под звучным именем — граф де Тулуз-Лотрек. Падок был в то время Новый Свет на аристократические титулы. Знаменитый художник прославит эту фамилию несколько позже. А пока Савин снимал апартаменты в самых роскошных отелях, был окружен вспышками магния, интервьюерами...

С какой целью явился «граф» в Калифорнию? Он охотно удовлетворял любопытство прессы. Говорил, что российское правительство поручило ему разместить крупные заказы для строительства Транссибирской магистрали. Но прежде чем распределить эти заказы, он хотел бы поближе ознакомиться с деятельностью крупнейших машиностроительных корпораций...

Виднейшие промышленники и финансисты, столпы машиностроения и рельсового проката добивались чести быть представленными «графу». Тот охотно знакомился с ними, принимал крупные авансы за посредничество и... в один прекрасный день исчез. Исчез так же внезапно, как и появился. Акулы американского капитализма кинулись в полицию, но было поздно. Корнет вернулся к священным камням Европы.

«Милости просим на трон!»

Полиция сбилась с ног, разыскивая «графа де Тулуз-Лотрека» в Берлине, Лондоне, Париже, Вене. А Савин тем временем скитался по европейскому захолустью, скрывшись на Балканах. В конце концов он объявился в Софии. Заполняя регистрационную книгу отеля, приезжий недрогнувшей рукой вывел: «Великий князь Константин Николаевич».

Весть о приезде высокого гостя быстро разнеслась по болгарской столице. В холле отеля толпились желавшие его приветствовать известные люди и делегации разных организаций. К счастью для Савина, русский посланник, лично знавший великого князя, в это время был болен, и самозванца почтительно приветствовал один из чиновников российского посольства.

Членам болгарского правительства «великий князь» сообщил, что ему не составит труда устроить для дружественной братской страны заем в парижских банках. «Сколько, вы говорите, требуется, чтобы поднять вашу экономику? — спрашивал он доверчивых просителей. — Двадцать миллионов франков? Да стоит ли хлопотать из-за такой мелочи? Я был бы согласен оказать вам протекцию, если бы сумма займа составила не меньше тридцати миллионов!»

Финансовое положение Болгарии было тогда довольно плачевным. И у министров разгорелись глаза — не иначе, само Провидение послало им этого человека. И заговорили о том, что если великий князь действительно спасет страну и ее народ, то тогда он, пожалуй, даже будет достоин возведения на трон властителя Болгарии, который был в ту пору вакантным. При всем своем авантюризме корнет подобного эффекта не ожидал. Неудивительно, что голова у него закружилась. Подумать только! Еще немного — и он станет царем! И вдруг все рухнуло.

Для оказания услуг высокому гостю в отель был вызван лучший парикмахер Софии, который, на беду корнета, ранее работал в Петербурге и хорошо знал, как выглядит великий князь Константин Николаевич.

Но неумолимо надвигавшемуся возмездию не суждено было свершиться. За полчаса до того, как в гостиницу явилась полиция, чтобы арестовать самозванца, тот успел покинуть болгарскую столицу. .

Все-таки главное в карьере мошенника — вовремя смыться...

После этого его видели уже не в захолустье, а во всех крупнейших столицах Европы. И всякий раз в новом обличье. То с пышной бородой, то совершенно выбритым, то с пышными бакенбардами в эспаньолке... Он появлялся, прокручивал лихие аферы и исчезал, так что одураченным им людям оставалось только чесать в затылке. Изобретательность Савина в способах и методике «отъема денег» не имела границ и поражала даже не то чтобы дерзостью, а какой-то анекдотичностью. Столь же изумительной была его способность всякий раз ускользать из рук представителей закона.

Чемодан с камнями

...На Английской набережной Ниццы каждое утро в одно и то же время с точностью хронометра появлялся высокий представительный господин с пышной седой бородой, веером покрывавшей его грудь. На голове — матовый полуцилиндр, в руке — палка с набалдашником в виде черепа, в петлице — орденская розетка. Кто он? Этого не знал никто. Но все были согласны в том, что это, несомненно, человек солидный и богатый.

Поэтому, когда в полицию обратился нефтепромышленник из Батуми и заявил, что стал жертвой вымогательства со стороны солидного господина с орденской розеткой в петлице, ему сначала не поверили. Нефтепромышленник настаивал на своем и рассказал, что тот человек вдруг подошел к нему на набережной, взял под руку и, любезно улыбаясь, прошептал: «Или вы сейчас же даете мне тысячу франков, или сию же минуту на виду у всех я отхлещу вас по щекам».

Нефтепромышленник поначалу подумал, что это дурная шутка. Потому как говоривший это солидный господин при этом любезно улыбался. Потом он решил, что перед ним сумасшедший. Но размышлять было некогда — незнакомец настойчиво повторял свою угрозу. Делать нечего, и нефтяному королю, боявшемуся влипнуть в историю с публичным мордобоем, пришлось раскошелиться.

Савина (а это был конечно же он) без труда разыскали. Услышав предъявленное ему обвинение, «граф де Тулуз-Лотрек» пришел в негодование. «Гнусная клевета! — закричал он. — Да вы знаете, с кем имеете дело?! Я сию же минуту телеграфирую министру внутренних дел!»

Полицейский комиссар смущенно бормотал извинения. Но через несколько дней солидного господина опять пришлось приглашать в полицию. На этот раз по жалобе владельца отеля, где тот остановился. «Граф» внезапно исчез, не заплатив по счету. Чтобы не поднимать шум, хозяин поначалу хотел было обратить взыскание на имущество беглеца — «граф» вселялся с двумя тяжеленными чемоданами, которые остались в его номере. Но, когда их открыли, увидели, что они были набиты камнями...

Заморочив всем головы, мошенник и на этот раз вышел сухим из воды. Он не только заставил владельца отеля взять назад свои обвинения, но и ухитрился здесь же, в полицейском комиссариате, подзанять у него денег...

Таракан в сахаре

В дни безденежья (мошенник называл это «черной серией») корнету Савину приходилось прибегать ко все новым трюкам столь же нахальным, сколь и остроумным. Является он, к примеру, в дорогой ресторан и заказывает роскошный обед. Не торопясь, с аппетитом поглощает самые изысканные блюда. Запивает все это тонкими винами. А из наличности тем временем в его кармане... Можно было бы сказать: «Вошь на аркане да блоха на цепи», но и их там не было, но зато находилось насекомое иного рода. А именно — таракан. И притом — засахаренный. Когда подавался десерт, корнет подкладывал туда «сладкого дружка», после чего подзывал метрдотеля и, негодуя, с брезгливой миной указывал на насекомое. Чтобы избежать грандиозного скандала, метрдотель рассыпался в извинениях и был предельно счастлив, когда рассерженный посетитель, несколько успокоившись, покидал заведение. Об оплате обеда речь, само собой, и не заходила.

Или, случалось, закажет корнет себе ботинки у двух разных, но самых лучших мастеров своего дела и обязательно одинакового фасона и цвета. Получив заказ, примеряет. Одному сапожнику заявляет, что жмет правый ботинок, другому — что левый. «Жмущие» оставляет на доработку, а хорошие забирает. «Расплачусь потом, когда все будет готово». Обувщики не спорят: зачем заказчику один ботинок, все равно ведь вернется за вторым. А он, естественно, не возвращается, ведь у него пусть и от разных мастеров, но осталась прекрасная пара.

Трепещи, Монте-Карло!

Удавалось корнету Савину «нагреть» и то заведение, которое живет на том, что само прекрасно умеет «раздевать» свою клиентуру. Имеется в виду казино в Монте-Карло.

Дело было так. Побродил Савин по залам казино и потом зашел в бюро администрации, отделенное от главного зала лишь тонкой перегородкой. Там он потребовал так называемый «виатик» — ссуду на отъезд, которая выдавалась администрацией казино вконец проигравшимся клиентам. Человек, получивший такую ссуду, терял право являться в казино до ее погашения.

Администрация без колебания тут же выплатила «графу» тысячу франков — верхний предел «виатика». Уж очень внушительной была внешность. Тот небрежно кивнул и удалился.

А через две недели Савин имел наглость снова явиться в казино, правда, уже в другом «прикиде» и с другой прической, обманув бдительного швейцара. Подойдя к столику, где шла большая игра, он бросил крупье луидор и пробормотал по-русски: «На, подавись, чертова кукла!»

«На какой, вы сказали, номер ваша ставка, месье?» — переспросил крупье. Но «граф» сделал вид, что не расслышал.

Игра тем временем пошла. Выпал номер семнадцать.

«О! Я выиграл! — вскричал «граф». — И готов забрать свой выигрыш в семьсот двадцать франков!»

Растерянный крупье пытался возразить: «Но, месье, вы очень неясно назвали номер, и я не уверен, что вы сделали ставку именно на семнадцать. Я, вы помните, даже переспрашивал, но вы не ответили...»

Лицо «графа» побагровело. Глаза метали молнии, и он гремел, нарушая благообразную тишину казино: «Разбой! Грабеж!»

Инспекторы игры со всех сторон кинулись к «графу», уговаривая его в испуге: «Успокойтесь, месье! И ради бога не поднимайте скандала. Возьмите ваши деньги. И будьте уверены — неловкий крупье будет наказан!»

Получив семьсот двадцать франков, все еще возмущенный «граф» покинул игорный зал. Сопровождавший его к выходу администратор, прекрасно понимавший, что произошло, прошипел ему вдогонку: «На этот раз ваша взяла, месье. Но только попробуйте еще раз появиться в нашем казино!»

Месяц корнета не было в Монте-Карло. Но потом он приехал и снова пришел в казино, каким-то образом пройдя мимо бдительных швейцаров и прямиком — в помещение администрации. Там его сразу же узнали.

— Как вы посмели сюда прийти? Убирайтесь немедленно! 

Корнет, он же «граф», невозмутимо ответил:

— И не подумаю. Разве что вы дадите мне тысячу франков на дорогу. Вот ведь не везет, опять проигрался!

— Вы не получите ни сантима! Вон отсюда!

Криво улыбаясь, корнет принялся снимать с себя пиджак.

— Что вы делаете!

— Как что? Не видите — раздеваюсь. Сейчас разденусь догола, выйду в зал и покажу всем игрокам, как обирают честных людей в этом притоне!

— Вы не посмеете!

— Еще как посмею. Только троньте меня — я так закричу, что сюда сбежится вся ваша публика!

И администрация дрогнула. Савин, торжествуя, снова получил в казино тысячу франков. Но на сей раз «графа» под руки провожали до самого вокзала и посадили в поезд «двое в штатском»...

Тот случай стал лебединой песней Савина на Ривьере — больше он ни в Ницце, ни в Монте-Карло не появлялся.

Последние годы своей жизни некогда блистательный аферист, превратившийся к тому времени в дряхлого, жалкого старика, прожил в Шанхае. Там он зарабатывал на хлеб тем, что продавал богатым иностранцам манускрипты и собирал деньги на издание какой-то газеты... К фальшивой же розетке ордена Почетного легиона в петлице уже очень старого пиджака он прибавил еще какие-то ленточки, а к самозваному графскому званию — еще и титулы барона и князя...

Впрочем, в Шанхае это никого не впечатляло. И в больнице, где он умер в 1937 году, над изголовьем его кровати было написано лишь одно слово: «Савин».

Ирина Иванова, InterПОЛИЦИЯ, № 7, 2001 г.

Еще о Савине читай: История корнета Савина 


Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 15 июня 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog