Аферы Подделки КриминалКриминал Организованная преступность

Главная ] Вверх ] Пятая власть - власть криминала ] Бригада смерти ] Оргпреступность в России ] Казанский феномен ] "Русская мафия" снова дома ] Дальний Восток: Сход-развал воров в законе ] Неэтническое поведение ] Санкт-Петербург ] Криминальный Великий Новгород ] На Среднем Урале ] Вольный город Оренбург ] Грузинская мафия ] Китайская мафия ] [ Итальянская мафия ] Ндрангета ] Якудза ]





Первоклассное продвижение сайтов в Астане тут

Знакомьтесь: итальянская мафия

Михаил Вовк. Частный коррспондент, 11 февраля 2011 года

Спросите среднестатистического человека, что он знает об Италии, и первое, что он ответит, — что в этой стране есть мафия. В общественном сознании миллионов людей во всём мире укоренился стереотип, в котором мафия и Италия неразрывно связаны.

Коза Ностра. Мафия. Семья.

Естественно, что на самом деле это далеко не так. Однако влияние организованной преступности на экономическую, социальную и политическую жизнь страны, особенно юга, по-прежнему велико.

В последние годы не проходит и месяца, а то и недели, чтобы мировые СМИ не сообщили об очередном массовом аресте членов итальянских преступных группировок. Однако, несмотря на многочисленные задержания мафиози, деятельность криминальных сообществ в стране ещё достаточно велика. Считается, что они контролируют более трети теневого бизнеса в государстве, а их доходы исчисляются десятками миллиардов евро. Например, в прошлом году общий доход мафии составил сумму, эквивалентную почти 7% ВВП Италии. Только размер конфискованных у преступников средств за этот период превышает 5 млрд евро.

Следует отметить, что само название «мафия» применительно ко всем итальянским организованным преступным группировкам не совсем корректно. Это также один из стереотипов, сложившихся в общественном сознании. Широкое распространение это слово получило в середине позапрошлого века, когда в театре сицилийского Палермо прошёл спектакль «Мафиози из наместничества», пользовавшийся огромной популярностью у зрителей. История происхождения этого слова богата. Существуют десятки возможных версий его появления. Между тем, как установили историки, изучающие проблемы организованной преступности в Италии, мафией называется лишь организованная преступность на острове Сицилия. Более известна она под названием «Коза Ностра». Обычно когда специалисты говорят об итальянской мафии, то в первую очередь имеют в виду именно её.

В последние годы авторитет «Коза Ностра» и её влияние среди итальянского преступного сообщества были значительно подорваны. В начале 2000-х властям удалось добиться некоторых успехов в борьбе с этой группировкой — были арестованы десятки ключевых фигур в её иерархии. В связи с этим структура организации существенно изменилась. Если раньше это была централизованная организация с одним боссом во главе, то теперь ей руководит директория из 4—7 глав семей, которые из-за противодействия правоохранительных органов лишь крайне редко могут встречаться друг с другом для решения стратегических вопросов. (Следует отметить, что семья в данном случае — это мафиозная группировка, не обязательно связанная кровными узами, контролирующая часть территории, обычно посёлок или городской квартал.)

На этом фоне всё большую силу приобретают преступные сообщества из континентальной Италии. Это «Ндрагетта» (Ndragetta) из Калабрии, чьи члены были причастны к массовому убийству в немецком Дуйсбурге в августе 2007 года, и неаполитанская «Каморра» (Camorra), участники которой являются главными виновниками мусорного кризиса в Неаполе. Постепенно набирает вес и апулийская «Сакра Корона Юнита» (Sakra Korona Unita). Эта группировка возникла лишь в начале 1980-х годов, однако уже в полной мере сумела заслужить уважение других преступных сообществ.

Основная сфера деятельности криминальных группировок в Италии — контрабанда наркотиков, оружия и алкоголя, игорный и строительный бизнес, рэкет, отмывание денег и контроль над проституцией. Отличительной чертой и залогом успешной деятельности мафии считается высокая сплочённость и организованность. Впрочем, это не помешало возникшей в начале 1980-х годов войне кланов, когда коллеги по преступному бизнесу безжалостно расправлялись друг с другом. Тогда жертвами вооружённого противостояния стали сотни человек, в том числе и непричастных к миру криминала.

К началу 1990-х, устав от кровопролития, преступники решили заняться легальным бизнесом. Теперь они не без успеха приобретают всё большее влияние в судебных и правительственных органах. Известно, что ныне на содержании преступных сообществ находятся сотни итальянских политиков разных уровней, полицейских, судей, прокуроров и адвокатов. Впрочем, такое положение вещей было и в прежние годы, однако жертв криминальных разборок было тогда значительно больше, а о связях мафии с политиками общественность могла лишь только догадываться. Правоохранительные же органы не имели легальной возможности отправить преступников за решётку.

Дело в том, что на протяжении десятилетий основой долголетия преступных сообществ в Италии являлось безусловное следование всех членов мафии обету молчания («омерте»). Добиться какой-либо информации от задержанных преступников полицейским было невозможно. В случае нарушения обета предателю и всем его родственникам грозила смерть от рук мафии. Однако в середине 1980-х этот принцип был нарушен и сотни преступников отправлены за решётку. Ныне многие бандиты, задержанные правоохранительными органами, охотно становятся их осведомителями, получая от властей в обмен на информацию защиту для себя и своих близких.

Между тем окончательного перевеса в сторону государства в деле противостояния его с мафией пока всё же не наблюдается. По данным итальянских спецслужб, к организованной преступности на юге Италии имеют отношение приблизительно 250 тыс. человек.

Только в «Коза Ностра» насчитывается до 5 тыс. активных членов. Десятки тысяч являются её сторонниками, а 70% сицилийских предпринимателей по-прежнему платят дань мафии.

Калабрийская «Ндрагетта», которая является сейчас одной из самых влиятельных преступных организаций не только в Италии, но и в мире, состоит из 155 групп и насчитывает около 6 тыс. боевиков. «Ндрагетта», в отличие от «Коза Ностра», имеет горизонтальную структуру, поэтому у неё отсутствует какой-либо ярко выраженный лидер. Фактически каждая семья осуществляет полный контроль над своей территорией. При вступлении в "Ндрагетту", как и в иную другую итальянскую мафию приносится присяга. Лишь  в апреле 2014 года полиция Италии сняла скрытой камерой с мощной оптикой впервые в криминальной истории зафиксировала обряд посвящения в члены мафии. Преступным ритуалом руководил босс клана "Санта", входящего в калабрийскую ндрангету. В свидетели гангстеры призывали великих политиков прошлого, в частности народного героя и вождя-революционера Джузеппе Гарибальди.

В церемонии участвуют четыре человека, которые держатся за руки. Трое из них являются новичками. Они повторяют слова клятвы за своим наставником, упоминая имена Джузеппе Гарибальди, Альфонсо Ламарморы и философа Джузеппе Мадзини.

"Доброго вечера всем "сантистам". В этот священный вечер, в безмолвии ночи, под светом звезд и сиянием луны я создаю священную цепь", - говорит ведущий церемонии.

Упоминание Гарибальди, Мадзини и Ламорморы в тексте присяги мафии неслучайны, считает итальянская пресса. Ндрангета зародилась в переходный период, когда общественные отношения стремительно менялись. Это касалось и криминального мира, где старые "понятия" переставали работать. В итоге членам ндрангеты оказалась близка идея заговора во имя неких особых принципов. И в эту картину вписались масоны Гарибальди, Мадзини и Ламормора, боровшиеся за объединение Италии.

Добавим, что клятва ндрангеты приносится перед оружием и капсулой с цианистым калием. Тем самым новичкам намекают, что в случае опасности их разоблачения они должны совершить самоубийство тем или иным способом. "Всегда оставляйте в стволе одну пулю. Она для вас", - напутствует лидер мафии.

"Повторяйте за мной. Клянусь отречься от всего, что связано со мной до седьмого поколения. Клянусь защищать честь своих священных братьев", - произносит босс.

 

Примечательно, что генерал Ламармора, которому воздвигнут памятник в Турине, активно боролся в XIX веке с мафией. Правда, эти усилия были направлены против неаполитанской группировки каморра.

По схожему принципу организована и неаполитанская «Каморра», чья история насчитывает уже не одну сотню лет. Она состоит из 111 семей и насчитывает почти 7 тыс. членов. Преступная деятельность «Каморры» настолько угрожает стабильности на юге Италии, что для противодействия ей в 2008 году в Неаполь, как в 1994-м на Сицилию, были введены правительственные войска.

«Сакра Корона Унита» появилась в 1981 году. В настоящее время в неё входят 47 семей и более 1,5 тыс. человек. Её организационная структура также похожа на структуру «Ндрагетты». Итальянские борцы с организованной преступностью отмечают, что между ведущими криминальными группировками уже давно существуют особые дружественные отношения. При этом они успешно сотрудничают и с преступными сообществами почти во всех странах Европы и Америки. Например, «Ндрагетта» ведёт успешный бизнес с колумбийскими наркобаронами.

И всё же, несмотря на существование мафии, уровень напряжённости в итальянском обществе стал ныне заметно ниже, чем в предыдущие десятилетия. С начала 1990-х, когда мафия перешла от вооружённого противоборства к менее агрессивной стратегии, СМИ и политики занялись другими вопросами. Власти страны уже практически не принимают законы против мафии, хотя за последние годы и были арестованы сотни её членов. Премьер Сильвио Берлускони, которого ещё в начале 1990-х подозревали в связях с мафией, обещает покончить с этим явлением. Следует отметить, что победить мафию в Италии за всю историю её существования смог лишь фашистский диктатор Бенито Муссолини в 1920-х годах. Однако, несмотря на это, пережив многочисленные метаморфозы, она возродилась и стала ещё крепче и сильнее, чем была.

Несмотря на локальные победы властей, сотни тысяч жителей юга Италии, похоже, уже смирились с жизнью под властью мафии. Это значит, что властям страны предстоит сделать ещё очень многое, для того чтобы окончательно удалить это явление из жизни страны. Вот только хватит ли на это терпения, воли и смелости итальянским правителям?

Итальянская мафия лишилась символа жестокости и могущества

Деловая газета "Взгляд", 25 ноября 2017. Текст: Виктория Никифорова
 

В Италии похоронили Тото Риину – главу «Коза Ностры», «босса всех боссов», одного из самых влиятельных мафиози мира. Обеспечивая «крышу» своей империи, он продвигал друзей на главные посты в стране и фактически поставил под контроль все правительство. Его жизнь – пример того, как уязвима политика перед организованной преступностью.

Тото Риину
Тото Риину

Сальваторе (Тото) Риина умер в пармской тюремной больнице в возрасте 87 лет. На счету этого человека, возглавлявшего «Коза Ностру» в 1970–1990-е годы, десятки политических убийств, безжалостные расправы с бизнесменами и конкурентами, несколько терактов. Общий счет его жертвам идет на многие сотни. Мировые СМИ пишут о нем сегодня как об одном из самых жестоких преступников наших дней.

Парадокс в том, что одновременно Тото Риина был и одним из самых влиятельных политических деятелей Италии. Разумеется, он не участвовал в выборах. Но он обеспечивал избрание своим «друзьям» и финансировал их продвижение на самые высокие посты, а «друзья» помогали ему делать бизнес и скрываться от закона.

Как и главный герой романа Марио Пьюзо и фильма Френсиса Форда Копполы «Крестный отец», Тото Риина родился в маленьком итальянском городке Корлеоне. Когда Тото было 19 лет, отец приказал ему задушить коммерсанта, которого взял в заложники, но не сумел добиться выкупа. После первого убийства Риина отсидел шесть лет, после чего сделал оглушительную карьеру в корлеонском клане сицилийской мафии.

В 1960-е его наставником был тогдашний «босс всех боссов» Лючиано Леджо. Тогда мафия принимала активное участие в политической борьбе и горой стояла за ультраправых.

В 1969-м убежденный фашист, друг Муссолини и князь Валерио Боргезе (это на его римской вилле толпятся сегодня восхищенные туристы) затеял полноценный переворот. По его итогам к власти должны были прийти ультраправые, а всех коммунистов в парламенте предполагалось уничтожить физически. Одним из первых, к кому обратился князь Боргезе, был Леджо. Князю нужны были три тысячи боевиков, чтобы захватить власть на Сицилии. Леджо усомнился в реалистичности плана и тянул с окончательным ответом. Вскоре заговорщики были арестованы, Боргезе бежал в Испанию, путч сорвался. А Леджо до конца своих дней хвастался тем, что не дал путчистам своих братков и «сберег демократию в Италии».

Другое дело, что демократию мафиози понимали по-своему. Обладая почти абсолютной властью на острове, они контролировали исход любых выборов. «Ориентация «Коза Ностры» была – голосовать за христианско-демократическую партию, – вспоминал на суде в 1995 году один из членов клана. – Ни за коммунистов, ни за фашистов «Коза Ностра» не голосовала» (цитата по книге Летиции Паоли «Мафиозные братства: Организованная преступность по-итальянски»).

Неудивительно, что христианские демократы регулярно получали на Сицилии большинство. Члены партии – обычно уроженцы Палермо или того же Корлеоне – занимали посты в правительстве острова. А потом расплачивались со своими мафиозными спонсорами подрядами на строительство жилья и дорог. Еще один уроженец Корлеоне – Вито Чианчимино, олигарх, христианский демократ и добрый друг Тото Риины – работал в мэрии Палермо и утверждал, что «раз христианские демократы получают на Сицилии 40% голосов, им причитается и 40% всех подрядов».

Впрочем, среди членов партии были и честные люди. Попав на Сицилию, они пытались обуздать местную коррупцию. Таких диссидентов Тото Риина неизменно отстреливал.

Мафиозная экономика худо-бедно работала. В 1960-е в целом небогатая Сицилия переживала строительный бум. «Когда тут был Риина, у всех в Корлеоне была работа, – пожаловался местный старожил журналисту The Guardian, посетившему Корлеоне сразу после смерти крестного отца. – Эти люди всем давали работу».

Еще более перспективным бизнесом на Сицилии была торговля наркотиками. После поражения американцев во Вьетнаме остров стал главным транспортным хабом по перевозке героина в США. Чтобы захватить контроль над этим бизнесом, Риина в середине 1970-х зачистил от конкурентов всю Сицилию. Всего за несколько лет его боевики убили несколько сотен человек из других «семей». Делая ставку на страх, «крестный отец» организовывал показательно жестокие расправы. Так, 13-летнего сына одного из мафиози он велел похитить, задушить и растворить в кислоте.

В конце 1970-х Риина был признан «боссом всех боссов». К этому времени политическое влияние сицилийской мафии достигло своего пика, а христианские демократы фактически стали карманной партией «Коза Ностры». «Согласно показаниям членов преступных группировок, от 40 до 75 процентов парламентариев от христиан-демократов находились на содержании мафии», – пишет Летиция Паоли в своем расследовании. То есть Риина поставил под контроль крупнейшую политическую силу Италии. Христианские демократы находились у власти около сорока лет. Лидер партии Джулио Андреотти семь раз становился премьер-министром страны.

Джулио Андреотти семь раз становился премьер-министром страны.
Джулио Андреотти семь раз становился премьер-министром страны.

Связь между боссами «Коза Ностры» и Джулио Андреотти осуществлял один из представителей партийной верхушки Сальваторе Лима. В сицилийской мафии его считали «своим белым воротничком». Его отец сам был авторитетным мафиозо в Палермо, но Лима получил хорошее образование и с помощью «друзей» родителя сделал партийную карьеру. Став правой рукой Андреотти, одно время он работал в кабинете министров, а на момент своей гибели в 1992 году был членом Европарламента.

Свидетели утверждали, что итальянский премьер был хорошо знаком с Тото Рииной и однажды даже поцеловал крестного отца в щеку – в знак дружбы и уважения. Джулио Андреотти не раз привлекали к суду за связи с мафией и за организацию убийства журналиста Мино Пекорелли, вскрывшего эти связи, однако каждый раз он выходил сухим из воды. Но история с поцелуем всегда выводила его из себя – особенно когда режиссер Паоло Соррентино пересказал ее в своем кинохите Il Divo. «Да выдумали это все, – объяснял политик корреспонденту The Times. – Жену бы я свою поцеловал, но только не Тото Риину!»

Обладая столь высокопоставленными покровителями, «крестный отец» мог организовывать громкие убийства и зачищать конкурентов, ничего не опасаясь. 31 марта 1980 года первый секретарь компартии на Сицилии Пио Ла Торре предложил итальянскому парламенту черновик закона по борьбе с мафией. В нем впервые формулировалось понятие организованной преступности, содержалось требование конфискации имущества членов мафии, предусматривалась возможность преследования «крестных отцов».

Однако контролировавшие парламент христианские демократы забросали проект поправками с целью максимально отсрочить его принятие. А два года спустя автомобиль не унимавшегося Пио Ла Торре был заблокирован в узком переулке Палермо недалеко от входа в штаб-квартиру Компартии. Боевики во главе с любимым киллером Тото Риины Пино Греко расстреляли коммуниста из автоматов.

На следующий день префектом Палермо был назначен генерал Карло Альберто Далла Кьеза. Он был призван расследовать деятельность мафии на Сицилии и связи крестных отцов с политиками в Риме. Но 3 сентября Кьеза был убит киллерами Тото Риины.

Эти демонстративные убийства потрясли всю Италию. Под давлением возмущенной общественности парламент все-таки принял закон Ла Торре. Однако применить его оказалось нелегко.

Поразительная вещь: «босс всех боссов» Тото Риина находился в розыске с 1970 года, но полиция лишь разводила руками. Собственно, она делала так всегда. В 1977-м Риина заказывает убийство начальника карабинеров Сицилии. В марте 1979-го по его приказу убивают главу христианских демократов в Палермо Микеле Рейну (тот попытался сломать коррумпированную систему власти на острове). Спустя четыре месяца убит Борис Джулиано – офицер полиции, поймавший людей Риины с чемоданом героина. В сентябре застрелен член Комиссии по расследованию преступлений мафии.

Впоследствии, когда «крестного отца» все-таки заковали в наручники, оказалось, что все это время он жил на своей сицилийской вилле. За это время у него родились четверо детей, каждый из которых был зарегистрирован по всем правилам. То есть власти острова прекрасно знали, где находится один из самых разыскиваемых преступников страны.

В 1980-е Риина разворачивает кампанию масштабного террора. Коррумпированное правительство настолько слабо, что не может противостоять «крестному отцу». За очередной серией политических убийств следует масштабный теракт – взрыв в поезде, в результате которого погибли 17 человек. Но погубило его не это.

Империя Тото Риины рухнула изнутри. Мафиозо Томмазо Бушетта, чьи сыновья и внуки погибли в ходе внутриклановой войны, решил сдать своих подельников. Его показания снимал магистрат Джованни Фальконе. При его активном участии в 1986 году был организован масштабный судебный процесс над членами «Коза Ностры», в ходе которого 360 членов преступного сообщества были осуждены, еще 114 оправданы.

Результаты могли бы быть лучше, но и тут у Риины оказались свои люди. Председательствовал на суде Коррадо Карневале – уроженец Палермо, прозванный «Убийца приговоров». Карневале отклонял все обвинения, какие мог, придираясь к мелочам, вроде отсутствующей печати. Также он делал все, чтобы смягчить приговоры осужденным. Благодаря его попустительству, большинство солдат Риины вскоре вышли на свободу.

В 1992 году Джованни Фальконе и его коллега Паоло Борсалино были взорваны в собственных автомобилях. На Сицилии едва не начался бунт. Только что избранного президента Луиджи Скальфаро разъяренная толпа вытолкала из собора Палермо и готова была линчевать. Скальфаро тоже был членом христианско-демократической партии, связи которой с Тото Рииной давно уже были секретом Полишинеля.

15 января 1993 года «крестный отец» был наконец-то арестован в Палермо и с тех пор пережил немало судов. В общей сложности ему дали 26 пожизненных сроков, а заодно отлучили от церкви.

Одновременно с карьерой Риины закончилась и история Христианско-демократической партии Италии. Все ее руководители, включая Джулио Андреотти, побывали в судах, многие сели в тюрьму. Самому Андреотти назначили 24 года заключения, но позднее приговор был отменен. В 1993 году партия потерпела сокрушительное поражение на выборах, в 1994 году распалась.

Тото Риина пережил свою империю на 23 года, став главным символом не только всей итальянской мафии, но и системы, при которой один бандит может подчинить своим интересам правительство европейской страны.

Ссылки по теме:

  • Подлинная история "Спрута"
    История и деятельность масонства всегда оставались в тени для непосвященных. Это положение удовлетворяет не только самих масонов

«Моей специализацией было удушение»

Бывший мафиози Гаспаре Мутоло посвятил Елену Пушкарскую в историю своих отношений с Коза-нострой

Огонек, 3 декабря 2017

Тридцать лет назад, в конце 1987-го, на всколыхнувшем Италию "макси-процессе" 360 мафиози получили в общей сложности 2665 лет заключения. С мафиозным головорезом Гаспаре Мутоло, одним из приговоренных тогда, но официально раскаявшимся и давшим ценные показания следствию, "Огонек" поговорил сегодня о том, что такое мафия и насколько она и в самом деле бессмертна.

77-летний Гаспаре Мутоло — "пентито" (pentito — раскаявшийся). Так в Италии зовут мафиози, которые пошли на сотрудничество с полицией в обмен на послабления в сроках и условиях тюремного содержания
77-летний Гаспаре Мутоло — "пентито" (pentito — раскаявшийся). Так в Италии зовут мафиози, которые пошли на сотрудничество с полицией в обмен на послабления в сроках и условиях тюремного содержания
Фото: Andrew Medichini / AP

Шофер, убийца и художник

Визитная карточка

77-летний Гаспаре Мутоло — "пентито" (pentito — раскаявшийся). Так в Италии зовут мафиози, которые пошли на сотрудничество с полицией в обмен на послабления в сроках и условиях тюремного содержания

Начинал Мутоло шофером, но на оперативный простор вышел быстро — занимался убийствами, похищениями, наркотрафиком. Стал доверенным лицом "крестного отца" Коза-ностры Тото Риины (по прозвищу Коротышка), умершего в тюрьме пару недель назад — 17 ноября 2017 года.

За свои преступления Мутоло в 1974-м был арестован. Проходил обвиняемым по легендарному "макси-процессу" над мафией (в ноябре 1987-го 360 обвиняемых осудили в общей сложности на 2665 лет тюрьмы). В декабре 1991-го начал сотрудничать со следствием, нарушив "омерту", мафиозный "кодекс чести", требовавший хранить молчание до смерти, и дал показания знаменитому судье-следователю Джованни Фальконе, а затем и его соратнику, зампрокурора Палермо Паоло Борселино. Оба следователя, ставшие символами борьбы с мафией, вскоре погибли: их бронированные автомобили были взорваны по приказу Тото Риины при помощи чудовищных зарядов взрывчатки.

Но протоколы допросов остались. А с ними и масса вопросов к властям, на которые до сих пор нет ответа. Среди лиц, чьи имена фигурируют в протоколах допросов Мутоло,— экс-премьер Италии Джулио Андреотти, депутат Европарламента Сальваторе Лима, судьи Кармело Конти, Паскуале Барекка и Доменико Моллика, прокурор Доменико Синьорино, высокопоставленный полицейский и сотрудник спецслужб Бруно Контрада. Сам экс-шофер отсидел в общей сложности около 20 лет. Сейчас на свободе, но под программой защиты свидетелей. На публике появляется с лицом, скрытым маской. Занимается живописью, которую, по его словам, полюбил в тюрьме.

— Как вы оказались в Коза-ностре?

— Как многие. Жил в Палермо, работал обычным механиком у одного мафиози. Но в те времена я его таким не воспринимал. Примечал, конечно, что некоторых важных людей, которые к нему захаживали, потом находили убитыми, но особого значения этому не придавал. А подрабатывал воровством и мелкими грабежами, на том и попал в тюрьму (дело было в 1965 году.— "О").

Оказался в одной камере с Тото Рииной — нас там было всего человек 12. Риина в те времена еще не был тем, кем стал потом ("крестным отцом" Коза-ностры.— "О"), но что он большой человек, было ясно сразу. Чем-то я ему приглянулся, и он дал мне два важных совета. Первый: быть в мафии лучше, чем разбойничать на свой страх и риск. Второй: ни при каких обстоятельствах не идти против Розарио Риккобоне (этот мафиози контролировал в Палермо район, где жил Мутоло, а в 1980-е бесследно исчез; считается, что его вместе с другими претендентами на первенство в Коза-ностре убрал Тото Риина.— "О"). Выйдя на свободу, я снова занялся грабежами, но Риккобоне велел мне явиться: у меня машина была забита оружием, а он как раз начинал разборки с теми, кто не хотел подчиняться. Я сделал, как велел Риина: сказал, что всегда готов выступить на его стороне. Так и оказался в организации.

— Но вы ведь помогали Риккобоне наладить поставки наркотиков в Америку. Расскажите об этом.

— Все было через тюрьму. Во время одной отсидки я познакомился с Кином (сингапурец Кох Бак Кин, ставший поставщиком героина для Коза-ностры.— "О"). Его арестовали с 20 килограммами героина, которые он не знал, кому сбыть. У Кина на Сицилии никого не было, в тюрьме ему жилось плохо. Тогда я велел жене носить передачи ему и его китайским сокамерникам — их было человек десять. А когда он выходил на свободу, я отдал ему свою золотую цепь, часы, браслет и дал адреса надежных людей в Неаполе. В общем, мы подружились, и потом все китайцы, которые возили сюда героин — обычно мелкие партии по несколько килограммов,— оставляли их на вокзале в камере хранения, а мои люди их забирали. Я платил им по 50 млн лир (около 25 тысяч евро.— "О") за килограмм и перепродавал за 75. У нас были и свои подпольные фабрики, только их героин был лучше, чем тот, что делали на Сицилии. Почти весь груз мы отправляли в США. Самой крупной была партия в 400 килограммов: ее отправили в 1981 году.

В США груз получали люди Риккобоне. Сам он к тому времени уже входил в Комиссию (коллективный руководящий орган американской Коза-ностры.— "О"). Я зажил в то время на широкую ногу, вложился в недвижимость, купил для себя палаццо. Мне советовали переводить деньги в Германию, но я хотел делать дела на Сицилии. В итоге Де Дженаро (Джанни Де Дженаро, возглавлявший в тот период оперативную службу по борьбе с мафией.— "О") меня засек и арестовал.

— Другим источником доходов мафии в 1970-е называют похищения предпринимателей. Это правда, что была попытка похитить Сильвио Берлускони, будущего премьер-министра страны?

— Все так. Я входил в группу, которая занималась похищениями. Мы делали это только на севере Италии. Гаэтано Бадаламенти (тогдашний глава Коза-ностры.— "O") запретил похищения на Сицилии. Мы работали честь по чести — никаких женщин, детей, никаких отрезанных ушей — только выкуп. В 1974-м у нас было задание похитить человека, который строил "Милан-2" (жилой квартал Милана, его создание положило начало финансовой империи Берлускони.— "О"). Только потом я понял, что это был Сильвио Берлускони. Тогда он еще не был столь важной фигурой. А остановил нас в последнюю минуту приказ вернуться в Палермо.

— Как вы думаете, почему?

— Договорились, наверное. Думаю, что через Дель Утри (Марчелло Дель Утри — друг и доверенное лицо Сильвио Берлускони, экс-сенатор, в 2014-м приговорен к тюремному сроку за связь с мафией.— "О"), он был в контакте с палермскими мафиози, за что и получил в конце концов срок. В те времена все крупные предприниматели, у которых был интерес на Сицилии, должны были иметь контакт с мафией. По-другому дела просто не делались.

Тот же Берлускони, скажем, владел Standa (сеть супермаркетов.— "О") в Катании. Но на этом основании его нельзя причислять к мафии. Про него разное можно сказать — богатей, бабник, но не убийца. Это важно! Поймите, на Сицилии был ведь не только кровавый Риина. Было много уважаемых богатых людей, кавалеры Костанца, Катанези, другие, которые сотрудничали с мафией, зарабатывали деньги, но не собирались убивать.

— Но вы-то, в отличие от них, убивали. Сколько жертв на вашем счету?

— Знаете, если какой-то мафиози скажет вам, что он не убивал, верить не стоит. Да, убивал, конечно. Я делал это, и не только при помощи оружия. Моей специализацией было удушение. Это намного труднее, чем застрелить. Приходится смотреть в глаза людям, которые понимают, что это последние мгновения жизни. Нам же становилось ясно, что человек умер, по вытекшей из ушей крови и спонтанному мочеиспусканию.

Сколько их было? Не помню. Ну, может, двадцать, может, чуть больше. Но я никогда не убивал из собственных интересов. Всегда по приказу. В мафии нельзя отказаться выполнить приказ. А 1970-е в Италии и особенно на Сицилии были годами войны внутри мафии. И вот еще что: я не убивал и не похищал ни детей, ни женщин, как это стали делать потом, при Тото Риине.

— Вы все же были доверенным лицом Тото Риины. Говорят, он был полуграмотным. Как же ему удалось подмять мафию под себя? Говорят, и умер он, не раскаявшись...

— Тото Риина был для меня как отец. Прикажи он мне в те годы броситься для него в воду, я бы бросился, не раздумывая. Одно время я работал его шофером. Помню его еще бедным, бывало, и без гроша, иногда я с ним делился награбленным... Даже добившись могущества и богатства, внешне он оставался скромным. Не кричал, не угрожал, не выставлял напоказ свою власть, просто отдавал приказ: убить.

При этом у него был мощная харизма, он умел подчинять. Понимаете, до него Коза-нострой всегда правили люди из Палермо, богатой столицы Сицилии, а он был из Корлеоне — маленького городка. Скажу так: победить соперников ему позволило природное зло, а оно у него было внутри. У него была просто-таки звериная жестокость. До него мафия придерживалась определенных правил, во всяком случае, не убивала женщин, детей. А он перестал доверять кому бы то ни было — убивал даже друзей, родственников, дошел до объявления войны всему государству (в 1992-м по приказу Риины был осуществлен ряд громких убийств, в том числе евродепутата Сальваторе Лимы, следователей Джованни Фальконе и Паоло Борселино, а затем осуществлены в качестве акций устрашения взрывы в Риме, Флоренции, Милане.— "О").

— Как вы думаете, решение об устрашающих взрывах было его собственным?

— Я плохо представляю, кто мог бы давать такого рода советы Тото Риине. Могу предположить, что Бернардо Провенцано или Леолука Багарелла (близкие к Тото Риине мафиозные боссы.— "О") могли бы ему сказать, что ты делаешь, но и они боялись. Перечить было нельзя. Он к тому времени стал диктатором.

— Был ли пресловутый поцелуй (в традициях Коза-ностры это рассматривается как знак дружбы и уважения) между Джулио Андреотти (экс-премьером Италии) и Тото Рииной?

— Что касается поцелуя, я в это верю с трудом. Правда в другом — на Сицилии много лет (примерно до середины 1970-х.— "О") жизнь была устроена так, что всем заправляли три человека: священник, сержант (представитель правоохранительных органов.— "О") и мафиозный босс. Сержант преследовал воров-бандитов, но не мафиози, потому что знал: те — на стороне порядка, и воспринимал их как порядочных людей.

— Потом был убит сенатор и друг Андреотти — Сальваторе Лима, и это, как считают многие, стало сигналом окончания мирного существования между мафией и государством. Первым об этом заявил судья-следователь Джованни Фальконе. И именно Фальконе вы начали давать показания. Расскажите, как вы решились нарушить закон молчания и стали "пентито" (раскаявшимся).

— Я решил сотрудничать со следствием в декабре 1991 года и намеревался дать показания доктору Фальконе. Он был не такой, как другие, настоящий. Я рассказал ему, что знаю о контактах мафии с государственными людьми, и назвал имена Бруно Контрадо (бывший агент спецслужб, впоследствии осужденный за связь с мафией.— "О") и Доменико Синьорино (прокурор, государственный обвинитель на "макси-процессе над мафией".— "О"). Фальконе ответил мне, что не может принять мои показания, так как у него теперь другая работа (он был переведен в Рим.— "О"), и за пару часов убедил меня рассказать все следователю Борселино.

— И?..

— Я повторил все доктору Борселино (в июле 1992 года Паоло Борселино допрашивал Мутоло несколько раз, последний — за два дня до того, как его машина была взорвана по приказу Тото Риины.— "О"). Прямо во время этого допроса Борселино позвонили, и ему пришлось удалиться на несколько часов (его вызвали в МВД для встречи с министром Никола Манчино.— "О"). Доктор Борселино вернулся взволнованным, я бы сказал, взбешенным — я запомнил, что он держал в руках сразу две зажженные сигареты. Следователь не вдавался в подробности, но я понял: на той встрече в министерстве ему стало ясно, что о нашем разговоре, который он считал глубоко секретным, там знали...

— Вы рассказали об этом эпизоде в ходе процесса о возможном сговоре между государством и мафией, начатого в 2014-м?

— Да, конечно, меня вызывали в Палермо, я там подтвердил, что такой сговор был. Больше того, сказал, что Паоло Борселино был убит, потому что имел сведения об этом сговоре.

— Почему вы стали сотрудничать со следствием? Почему порвали с Рииной? Вы испугались или раскаялись?

— Когда я стал давать показания доктору Фальконе, послаблений я у него не выпрашивал. И я не то что порвал с Рииной. Я просто сказал: баста. Мне и до ареста уже не нравились порядки, которые он заводил в мафии. Он нарушал всю мафиозную культуру, заставлял нас обманывать своих непосредственных командиров. Ну а уж когда он начал приказывать убивать жен и детей "раскаявшихся"... В общем, я не только сам стал давать показания, я пытался и других убедить сотрудничать со следствием.

— Риина открыто жил в Палермо и после потрясших Италию в 1992 году убийств и взрывов. Но в 1993-м его взяли, причем как-то очень по-будничному. Что изменилось?

— Его сдал Провенцано (Бернардо Провенцано по прозвищу "Трактор", унаследовавший у Тото Риины титул "крестного отца" Коза-ностры, арестованный в 2006-м и через 10 лет умерший в тюрьме.— "О"). Как я понимаю, за эту услугу его самого так долго оставляли на свободе и арестовали, когда он был уже совсем больным, так что это было похоже на акт милосердия.

— У вас есть идеи, где скрывается Маттео Денаро, которого называют нынешним главой сицилийской мафии?

— Я хорошо знал его отца, его самого знаю неважно. Но могу сказать: эти люди опасаются удаляться со своей территории, потому что надежная поддержка у них есть только там. Барделино (Антонио Барделино, экс-главарь неаполитанской каморры.— "О"), например, уехал в Бразилию, так там его и убили. Думаю, Денаро где-то на Сицилии.

— А может ли быть Сицилия без мафии?

— Я не представляю себе политики без мафии.

— Вы не показываете лицо. Боитесь за свою жизнь? Кстати, почему государство охраняет раскаявшихся мафиози?

— Есть особый закон, по которому государство охраняет "пентито". Фальконе разработал серьезную программу охраны свидетелей, вплоть до смены документов и выделения средств на открытие собственного бизнеса. Правда, я тут заметил одну вещь насчет того, как он действует... Знаете, пока я давал показания на мафиози, все было хорошо. Но как только начинали звучать имена политиков, кто-нибудь из депутатов обязательно предлагал этот закон изменить.

Когда я только вышел на свободу, охрана даже ночевала со мной, и не из-за опасения, что я убегу. Сейчас меня охраняют только тогда, когда я покидаю то место, где живу.

Я покончил с прошлым и хочу провести те годы, что мне остались, в вере и искусстве.

— А вас при этом не мучит совесть, не снятся кошмары?

— Да, это случается...

Беседовала Елена Пушкарская


Ндрангета

Мафия бессмертна. Итальянские власти начали очередной этап борьбы с преступным кланом ндрангета

 LENTA.Ru, 14 июля 2017 года

«Мы сталкиваемся со значительным присутствием ндрангеты во всех ключевых секторах политики, управления и экономики. Традиционные виды деятельности, такие как торговля наркотиками и рэкет, дополнились выходом и активным встраиванием в легальный бизнес через подставных лиц или аффилированных предпринимателей. Преступное сообщество получает государственные средства на всех уровнях: местном, региональном, национальном и европейском», — говорится в обнародованном в конце июня докладе главы национального Управления по борьбе с мафией и терроризмом Италии Франко Роберти. Спустя несколько дней после публикации документа власти провели одну из крупнейших в истории операций против ндрангеты. Однако многие исследователи считают, что серьезного ущерба преступной группировке это не нанесет. В причинах живучести клана разбиралась «Лента.ру».

Задержание одного из членов "Ндрангеты" в июле 2017 года

Задержание одного из членов "Ндрангеты" в июле 2017 года
 Фото: Salvatore Laporta / AP

Ранним утром 4 июля в небе над городом Реджо-ди-Калабрия появились полицейские вертолеты. Сотни сотрудников в штатском и карабинеров одновременно ворвались в десятки домов, задерживая их обитателей, не успевших еще встать с постели. В результате облавы на членов ндрангеты — самого могущественного мафиозного клана Италии — были задержаны 116 человек в 21 коммуне. Всего по различным делам, связанным с обвинениями в участии в преступном сообществе, вымогательстве, контрабанде и незаконном хранении оружия, мошенничестве проходят почти 300 человек, включая мэров двух небольших городов. «Мы захватили глав ведущих криминальных семей, всех руководителей. Мелкие сошки нам были не нужны», — не без гордости сообщил руководивший операцией прокурор Федерико Кафиеро де Рао (Federico Cafiero de Raho). Но его радость может оказаться преждевременной — проследить криминальные цепочки и доказать причастность к ним тех или иных лиц будет крайне тяжело.

В начале пути

Первые упоминания о ндрангете относятся еще к XIX веку, но на слуху это слово лишь с 60-70 годов прошлого столетия, когда калабрийцы взялись за киднепинг. Поскольку их жертвами становились люди известные, о дерзких мафиози узнала вся страна.

Одна из самых громких акций — похищение в 1973-м в Риме 16-летнего Джона Пола Гетти III, внука американского нефтяного магната. За его освобождение потребовали 17 миллионов долларов. Дед платить отказался, сказав, что если даст деньги, то развернется охота за всеми его 14 внуками. Второе требование заплатить пришло к родственникам с сильным опозданием из-за забастовки служащих итальянской почты. На третий раз к посланию с угрозами гангстеры присовокупили отрезанное ухо Гетти III.

Семья раскошелилась, похитители получили около трех миллионов долларов, а молодого человека нашли живым на юге Италии. Полиция задержала девятерых подозреваемых, из которых в тюрьму попали лишь двое. Остальных отпустили из-за нехватки улик, а деньги, выплаченные в качестве выкупа, так и не нашли.

Джон Пол Гетти III после осовобождения

Джон Пол Гетти III после осовобождения
Фото: Keystone / Getty Images

Вероятнее всего, эти средства, как и большинство других преступных доходов, были инвестированы ндрангетой в строительство гостиниц и апартаментов на побережье Ионического моря. Кстати, один из этих комплексов местные до сих пор называют «поселок Гетти».

Всего, согласно полицейским отчетам, до 1991 года члены клана похитили с целью получения выкупа 147 человек. Общая сумма, вырученная мафиози от этого «бизнеса», неизвестна.

Золотая жила в европейском масштабе

В середине 1980-х ндрангета вышла на прямые закупки наркотиков у южноамериканских производителей и принялась осваивать рынки сбыта в Италии и Европе. Здесь калабрийцам крупно повезло. Хотя по традиции продажу запрещенных препаратов контролировала сицилийская «Коза ностра», островитяне, практически не сопротивляясь, сдали рынок калабрийцам, поскольку были слишком ослаблены затяжной битвой с властями.

Наладить международный наркотрафик ндрангете помогло еще одно обстоятельство. На протяжении многих десятилетий выходцы из Калабрии — одного из беднейших регионов Италии — уезжали на заработки в зажиточные европейские страны, главным образом в Германию. Именно эти люди и стали вольными или невольными соучастниками мафиозной экспансии.

«Они ищут безопасные инвестиционные возможности, позволяющие им отмывать деньги, поэтому их неизбежно тянет в более богатые регионы Европы и, в частности, туда, где уже есть люди и бизнес, имеющие связи с Италией», — писала в своей книге «Камень в Корлеоне» журналист Петра Рески (Petra Reski).

По словам начальника антинаркотического департамента итальянской финансовой полиции Джузеппе Кампобассо, в 2015-м в отмывании денег, полученных от продажи наркотиков, были задействованы 20 фирм и 30 ресторанов в Лейпциге, Дрездене, Баден-Бадене, Касселе, Мюнхене и Мюнстере. Через них проходило до 100 миллионов евро в год.

По данным итальянского Управления по борьбе с мафией и терроризмом, ндрангета действует практически во всех государствах ЕС, в США, Канаде и Австралии. Сейчас, по оценкам антимафиозного ведомства, калабрийцы контролируют до 80 процентов всего рынка наркотиков в Европе. А остальные преступные группировки вынуждены покупать товар у них.

На новом уровне

Постепенно ндрангета осваивала новые сферы деятельности: вымогательство, вывоз мусора, строительство платных дорог, дань в размере десяти процентов от прибыли с крупных торговых комплексов и рынков, бизнес на поставках еды для мигрантов... Большинство предпринимателей предпочитают не искушать судьбу и платят дань гангстерам. Для непокорных приготовлен стандартный набор «аргументов»: угрозы в адрес членов семьи, поджог автомобилей, избиения. Так или иначе, но своего ндрангета добиваться умеет.

Произошла и территориальная экспансия. Как утверждает автор книги «Криминальный огонь» Россела Канаде (Rossella Canadè), у южан много интересов на севере Италии. По некоторым данным, они имели отношение к строительству высокоскоростной железнодорожной магистрали Турин — Лион и даже к проведению всемирной выставки World Expo 2015 в Милане. По информации итальянского института Demoskopika, оборот ндрангеты превышает 50 миллиардов евро, что составляет 2,5 процента от ВВП Италии и почти равняется доходной части бюджета Греции в 2015 году (56 миллиардов евро).

Молчание — золото

Любые оценки масштабов проникновения преступных сообществ в легальный бизнес или их влияния на государство носят оценочный характер. Члены ндрангеты, как и других мафиозных кланов, связаны «омертой» — кодексом чести, обязательным к исполнению. Среди одной из главных заповедей — молчание и недоносительство в полицию о делах клана, даже если тебя поймали.

Босс ндрангеты Джузеппе Морабито после ареста в 2004 году

Босс ндрангеты Джузеппе Морабито после ареста в 2004 году
Фото: страница deliapress.it в Facebook

Нарушителей ждет суровое наказание, как правило — смерть. Был даже особый мрачный ритуал убийства таких «болтунов», им отрезали язык и засовывали камень в рот: «Держи язык за зубами!» А рядом с трупом доносившего в полицию ставили его ботинки: «Не ходи, куда не надо!» Сейчас подобные акции редкость, однако память о них жива. Полицейские признаются, что заставить давать показания членов группировки практически невозможно. Среди сотрудников спецслужб даже прижилось выражение «он нем, как член ндрангеты».

Приверженность ндрангеты обету молчания обусловлена еще одним важным моментом: многие члены клана — родственники. «Их связи основаны на семье, кровных узах. Это почти племенная структура, что и составляет главный секрет их силы и способности выживать. Сын никогда не даст показаний против отца и наоборот», — объясняет один из крупнейших исследователей итальянской мафии Энцо Сиконте. По его словам, еще семь лет назад полиция арестовала около 300 активных членов группировки, но ее численность быстро восстановилась. «В местных семьях по восемь-девять детей, на место выбывших членов клана всегда придут другие», — уверен Сиконте.

Михаил Куракин

Ссылки по теме:


Назад Далее

В начало страницы

 


Поддержка сайта недоро

При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 10 декабря 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog