Аферы Подделки КриминалРасслабуха Из жизни Ивана Штрауха

Главная ] Анекдоты ] Из жизни Ивана Штрауха ] Прикольные житейские истории ] Буква закона ]


Альпийская балда
Армянские горки
Авто мат
Без суда
Битва в пустыне
Бомба. Заноси
Будьте моим папой
Главное - выдержка
Поставленные к стенке
Хижина дяди - дома
Цельная натура
Ловушка для мужа
Кармен-сюита
Машина бремени
Рабиндранат с кагором
Мимо ящика
Никто не забыт и ничто не забыто
Номер на двоих
Попала в девятку
Разведка со сбоем
Жена в степени
Вагончик тронулся
Я веночек сделаю
Сын пока
В трусах и маске
Опохмелениум
Удар ниже бампера
Собака вдруг человека
Если женщина бросит
В нашем доме поселился...
В разливе
Охота на свиней
Чей туфля?
Сила привычки
Откажите любезность
Самоугонный аппарат
Попал на бабку
Птичку жалко
Письмо "мерседесу"
Око за око
Навран номер
Машина для двоих
Мой ласковый и нежный зверь
Любовь
Лосиное гнездо
Икра по правилам
Золотой дождь
Горько. На дне
С газетного листа
Страх-тибидох
Параличное дело каждого
Тело уже не то
В дело идут знатоки
Дом минор
Души прекрасные порывы
Дешёвый обман
Документальный детектив



 

Дом минор

 Отцветающие женщины любят своих мужей, мужья любят молоденьких женщин, молоденькие женщины любят денежные знаки, а денежные знаки лишены эмоций. В лучшем случае они не пахнут.

Иван Штраух, Профиль

На костылях

"Вот и лето прошло, вот и лето прошло..." Черт бы побрал этих соседей, врубающих магнитофон на все выходные. Я гонял по веранде залетевших туда ос, а в голове крутилась бессмысленная музыкальная фраза.

Вот и лето прошло... Ос я выгнал, но минут через десять откуда-то взялись новые. Мерзнут и летят в дом, значит, осень будет ранняя, а зима холодная. Вот и рябина гнется под рано покрасневшими гроздьями.

Ничего не прошло. Еще месяц впереди. Так, проснувшись рано утром в воскресенье, с блаженством соображаешь: нет, нет, будильник не прозвонит и сегодня еще можно срубить полный кайф. И летишь, и плывешь, сквозь ресницы глядя на серое раннее утро за окном. А из кухни доносится запах кофе. И дай Бог памяти вспомнить имя этой красавицы, которой вчера вечером в баре объяснял, что никто тебя не понимает.

Из этого же разряда любовь стареющих мужчин к юным особам. В принципе, в этом есть что-то жизнеутверждающее. Стареть вместе любят только попугайчики-неразлучники, а парочки повеселее вовремя соображают, что гораздо лучше молодеть, и порознь. Почему-то у мужиков это получается лучше, чем у женщин. Может быть, дело в том, что женщины увядают быстрее. Но, в конце концов, каждая женщина имеет тот возраст, который заслуживает.

Анну Павловну, а в просторечии тетю Аню, материну подругу, я еще помню очаровательной женщиной, благоухающей французскими духами и кутающейся во что-то прозрачное и пушистое. Но муж, двое удачных детей, пятьдесят лет, собака, четырехкомнатная квартира, дача в Тарасовке и две машины берут свое. И можно было сколько угодно говорить, что тетя Аня еще очень и очень, но любая женщина скажет вам: как только дело доходит до комплиментов подобного рода, значит, в воздухе запахло осенью.

А где осень, там и грачи, которые улетели. Дядя Боря снялся с якоря неожиданно. В одно прекрасное утро он отодвинул от себя чашку с кофе и торжественно сказал:

-- Анечка, я решил начать новую жизнь. Знаешь, как сказал великий Капица, "человек молод, когда не боится делать глупости".

-- Ты хочешь начать бегать, нырять с аквалангом, прыгать с парашютом, садишься на китайскую диету? -- уточнила тетя Аня.

-- Я ухожу, -- сказал дядя Боря.

-- Конечно, давно пора. Ты наверняка опять опоздаешь на совещание, -- проворчала тетя Аня.

Пришлось дяде Боре взять тетю Аню за руку и сказать:

-- Анечка, ты только не волнуйся. Ты человек и товарищ с большой буквы, и я тебе всегда буду помогать. Но Она -- женщина с большой буквы. Я не могу без нее жить.

-- А ты дурак с большой буквы, -- вздохнула тетя Аня, после того как дядя Боря поведал ей о позднем жаре своего измученного микроинфарктами сердца.

Разлучница оказалась аспиранткой дяди Бори, который службу в известной фирме совмещал с консультациями в Академии народного хозяйства имени Плеханова. Плоды познания горьки оказываются только для постаревших жен, зато для мужчин, вступивших в ту опасную пору, когда все женщины уже кажутся привлекательными, они сладки, как мороженое для первоклассника. Красавице было двадцать два, она приехала в столицу нашей Родины из древнего города Гороховца. Тут-то ей и встретился пятидесятилетний профессор с четырехкомнатной квартирой. "Ну я и взял", -- как говорил один мой знакомый генерал, предварительно рассказав историю про то, что в часть дали несколько боевых шашек времен гражданской войны для награждения отличившихся военачальников. Добавлю только, что генерал был снабженцем.

Так что, как догадывается сообразительный читатель, поимка профессора на молодое мясо произошла быстро. Дичь даже не сообразила что к чему, как оказалась на узеньком девичьем ложе в студенческом общежитии. Через полчаса дяде Боре уже казалось, что он переживает вторую молодость и что нет ничего прекраснее, чем пить шампанское из хрустальной вазочки для цветов, закутавшись в простыню со штампом.

С тетей Аней дядя Боря договорился довольно быстро. Она рыдала у него на груди -- дядя Боря гладил ее по голове и говорил: "Ну что ж поделаешь, цыпленок, так получилось". Вторым пунктом шел вопрос о квартире. Дядя Боря для женщины с большой буквы снял однокомнатную квартирку, но с жильем в принципе надо было что-то решать. Но предварительно надо было объяснить суть происходящих потрясений взрослым детям. Дочке Маше, которая училась в Америке, можно было ничего не сообщать, а вот сын Сережа выслушал отца странно молчаливо.

-- Знаешь, батя, -- сказало это дитя законной любви, -- жизнь каждого человека делится на три части. Когда он верит в Деда Мороза, когда не верит. И когда он сам уже становится Дедом Морозом. Машке только скажи. Это ведь и ее квартира.

После долгих унизительных переговоров было решено: квартиру будут продавать, с тем чтобы потом можно было купить однокомнатную для дяди Бори и женщины с большой буквы и трехкомнатную для тети Ани с детьми. Новый "ниссан" дядя Боря забирает, а трехлетняя "пятерка" остается тете Ане, а точнее, Сережке. Судьба дачи будет решаться потом, когда закончится разъезд.

Тетя Аня по ночам рыдала, утром бегала по парку, днем ходила на работу, вечером занималась продажей квартиры, делала маски и гимнастику йогов. Через месяц к ней в парке привязался тинэйджер и кричал: "Девушка, девушка!", пока тетя Аня не обернулась.

Между тем разъезд двигался страшно медленно. Женщина с большой буквы устраивала сцены дяде Боре, что она устала жить в съемном жилье, что она хочет дом, а не угол. Но продать даже хорошую четырехкомнатную квартиру, чтобы в результате получились трехкомнатная и однокомнатная в приличных местах, было категорически невозможно. Можно было получить трехкомнатную в каком-нибудь Бибиреве, но тете Ане, привыкшей со своей работы на Пушкинской площади ходить домой пешком, пилить в Бибирево было не с руки. Сдается мне, что даже с уходом дяди Бори она смирилась бы легче, чем с переездом на окраину Москвы. Но при этом и женщина с большой буквы не желала ехать в Текстильщики.

-- Зачем твоей бывшей жене центр? -- говорила она. -- Скоро Сережка женится, пойдут внуки. А детям нужен свежий воздух, которого в центре Москвы нет. А ты привык жить в центре, тебе уезжать в спальный район нельзя. Представляешь, сколько ты будешь добираться до работы и обратно? Нет, это решительно не вариант. И потом, ты уже не в том возрасте, чтобы начинать новую жизнь с хаты в Жопин-Бубенцове.

В таких разговорах прошло три месяца. Разъезд не двигался. Тогда возникла идея разменять квартиру на двухкомнатную и однокомнатную. В сущности, зачем тете Ане и Сереже трехкомнатная? Стыдно жертвовать чужим счастьем ради собственного удобства. Когда Машка вернется из Америки, еще неизвестно.

Дядя Боря приходил в разоренное гнездо с поникшей головой и, пока тетя Аня разогревала телячьи котлеты и рулетики из баклажанов, уговаривал ее на двухкомнатную квартиру.

-- Боря, я ради тебя сделаю что хочешь, -- говорила тетя Аня, смахивая слезу.

Но когда за дядей Борей закрывалась дверь и звонил очередной покупатель, тетя Аня железным голосом называла цену, за которую можно было бы купить особняк на Гаити.

Но женщина с большой буквы тоже была не так глупа. Потому что в какой-то момент она сообразила давать в объявлении свой номер телефона. Дело пошло бойчее. Покупатели пошли косяком. Но на пороге четырехкомнатных апартаментов они опять-таки встречали тетю Аню. Если та вообще не уходила в театр в тот день, на который назначала смотрины.

-- Анюта, -- плачущим голосом говорил дядя Боря, -- ну почему тебя не было вчера вечером? Приходили люди и поцеловали запертую дверь. Ты пойми, я не могу жить на тычке.

-- Боря, дорогой, но меня задержали на работе, -- с отчаянием в голосе говорила тетя Аня.

Пришлось дяде Боре самому встречать покупателей и рассказывать им о достоинствах родного гнезда. Покупатели оказались сволочами. За пять минут они объяснили дяде Боре, что квартира, которую он так любит, на самом деле жалкая развалина. Что паркет скрипит, старые рамы рассохлись, а финская сантехника несовременная и некрасивая. За спиной раздавался ехидный шип Сережки:

-- Только человек успел набраться ума, как его уже кличут старой перечницей.

Как только дверь за покупателями закрылась, в квартире разразился дикий скандал. Дядя Боря кидал посуду и стулья, гонялся с дедовым кортиком за Сережкой, который на ходу выкликал что-то насчет блядей с большой буквы - мол, с одной такой он имел счастье познакомиться на дискотеке в пятницу. Тетя Аня, чтобы не видеть безобразной сцены, накрылась с головой пледом и легла на диване в кухне. И когда дядя Боря заорал: "Сделай хоть что-нибудь!", с достоинством ответила: "Я устала до конца жизни. Я и так еле лежу".

Утро после битвы было тихим. Только позвонили покупатели, приходившие еще полгода назад, и сказали, что они покупают квартиру за ту самую, первоначальную, сумасшедшую цену. Сережка с синяком под глазом (за блядь с большой буквы) пошел сообщить новость матери. Тетя Аня лежала в супружеской спальне на огромной кровати, крохотная и несчастная, с дикой мигренью. И тут в дверь позвонили.

Сережа открыл дверь.

На пороге с загипсованной ногой, в инвалидной коляске сидел дядя Боря.

-- Шел вчера вечером, поскользнулся. Очнулся -- гипс, -- густо краснея, объяснил он.

-- А как же ты сюда-то добрался? -- только и смог спросить Сережа. И шепотом добавил: -- Выперла?

Что мог сказать дядя Боря? Он кивнул.

 

 

 



При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 30 мая 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog